Что такое ОПГ и как они выглядели в 90-е

После развала СССР страну захлестнул разгул бандитизма. Однако какой бы хаос группировки 90-х не сеяли, жили они в соответствие с внутренним регламентом, нарушить который было нельзя.

Алексей Шерстобитов. Ореховская брват

Неизбежное зло Одним из наиболее популярных занятий бандитов 90-х был рэкет, в народе «крышевание». Мелкие банды навязывали свои охранные услуги фирмам и кооперативам, средние держали под контролем рынки, крупные — целые предприятия. Взамен на получение части прибыли коммерсантов и фабрикантов братки обязывались защищать их от конкурирующих группировок.

По словам предпринимателей 90-х, к рэкету относились как к неизбежному злу. Это было негласное правило. Открываешь даже самый «плевый бизнес» — готовься платить.

Не попадали под «крышу» рэкета лишь организации, находившиеся под прямой протекцией правоохранителей. По своим правилам жили и «крышующие». Эти правила базировались на так называемой «Кисловодской конвенции» 1979 года, где неорганизованные поборы были заменены планомерной выплатой подпольными предпринимателями 10% («десятины») от их доходов в обмен на гарантированную безопасность.

Антон Малевский, Валерий Длугач

«Законники»Тюрьмы и зоны — кузницы кадров для преступного сообщества. Именно бывшие зэки в 90-е годы были законодателями мод бандитского мира. На волю они перенесли и свои тюремные обычаи. Одним из них было «коронование». Однако магия денег постперестроечного времени наложила на этот обряд свою печать. «Корону» можно быдло купить за деньги. За очень большие деньги. Если раньше, чтобы достичь статуса «вора в законе» нужно было пройти суровую тюремную школу, заслужить непререкаемый авторитет, то теперь все решал размер кошелька. Особую популярность покупка вожделенного статуса приобрела у лиц кавказкой национальности. Тем не менее, главные правила, которыми руководствовался «вор в законе» оставались незыблемыми: «законник» требовал абсолютного подчинения себе всех нижестоящих структур, он никогда не признавал своей вины перед законом и должен был всегда оказывать поддержку братве. На воле «авторитеты» старались заботиться о кадрах. Некоторые из них создавали «воспитательные лагеря» для трудных подростков и беспризорников, финансировали молодежные спортивные клубы и секции. Их цель — не только подготовить достойный резерв, но и создать условия более лояльного отношения молодежи к криминалу. Неизменной в 90-е остались и сферы интересов «законников»: игорный, ресторанный и гостиничный бизнес, наркоторговля, автосервис и драгоценные металлы. Иногда основной список дополнялся торговлей недвижимостью и даже каким-нибудь легальным делом. Бюджет «общаков» создаваемых «ворами в законе» тогда можно было сравнить с активами наиболее крупных банков Российской Федерации.

Кто договаривается, а кто убивает90-е годы в России стали ареной борьбы двух сообществ криминального мира: «законников» –матерых преступников, живших по старым воровским понятиям и «спортсменов», зарождающегося бандитского сословия. Название последней группы говорящее: ее членами становились преимущественно бывшие спортсмены, в том числе профессиональные, а также уволенные в запас силовики. Если «воры в законе» спорные вопросы предпочитали решать через переговоры, то «спортсмены» дипломатии предпочитали грубую силу, иногда — убийство: «нет человека — нет проблемы». Одна из самых колоритный «спортивных» банд 90-х — Курганская ОПГ, состоявшая сплошь из «физкультурников». За свою шестилетнюю историю «курганцы» отправили на тот свет не менее 60 человек. Столкновения «блатных» и «спортсменов» происходили во всех крупных городах России. Ведь там было что делить. Обострение противостояния между двумя криминальными идеологиями эхом отзывалось в тюрьмах и зонах, где сидели «спортсмены». Опасаясь кровавой расправы со стороны корешей блатных «физкультурники» при первой же возможности шли на сотрудничество с тюремной администрацией, чтобы заслужить условно-досрочное освобождение или хотя бы смягчение режима. В борьбе безбашенных «спортсменов» и воров «с понятиями» не было победителя. Многих из них поглотила пучина быстрых денег и доступных удовольствий. Кто-то слег в могилу, кто-то надолго сел, и лишь немногим удалось выбиться в люди.

«Общак»Каждая российская ОПГ имела строгую иерархию, которая регулировала перераспределение доходов. Низы крупных банд — обычно старшеклассники («мальцы»), грабившие своих младших товарищей или сверстников, собирали в «общак» до 500 рублей в месяц. Сами «мальцы» оставляли себе копейки, передавая все деньги вверх по иерархической лестнице. «Пацаны» — следующее звено ОПГ — это ударная сила банд. Крепкие 20-25-летние ребята готовы были выполнить любое поручение старших: от рэкета до массового побоища, от торговли наркотой до убийства. Ежемесячный взнос в кассу ОПГ от каждого «пацана» (в банде их насчитывалось до полутысячи человек) достигал 5 тысяч рублей. Сверху «пацанов» стояли «бригадиры», в чьи функции вменялся контроль над младшими членами банды. Они же находили источники заработка, они же решали кто и сколько будет платить в кассу. «Бригадиры» как главари молодежных группировок аккумулировали у себя до 7% добытых средств, остальное шло наверх. Основу верхушки ОПГ составляли «бойцы». Чаще всего им не нужно было платить в «общак», свои деньги они получали в виде «законного» оклада от криминальных авторитетов за вычетом «налогов в бюджет». Если перевести на современные деньги, то их заработок колебался от 70 до 200 тысяч рублей. Им также полагались бонусы — часть вырученных средств от награбленного имущества. Еще выше забрались так называемые «менеджеры». На них — руководство и планирование операций. Доход элиты — до миллиона рублей на современные деньги. И на самом верху — главари. Их задача принимать коллегиальные решения, касающиеся жизненно важных вопросов банды. В карманы «авторитетов» ежемесячно падали сотни тысяч долларов.

Лихие 90-е годы в России развязали руки криминальному бизнесу. Бандиты не чурались ничего: будь-то торговля наркотиками, рэкет или убийство. Ведь на кону стояли баснословные деньги.

Кто во что горазд

Бандитизм в России расцвел еще в перестроечное время, однако, советские ОПГ были заметно скованы в своих действиях, занимаясь большей частью «крышеванием» подпольных предпринимателей, грабежом прохожих или кражами социального имущества. В тоже время именно эти группировки стали почвой, взрастившей безжалостных и циничных преступников девяностых. Кто-то из них ляжет в землю, а кто-то выбьется в авторитеты, занимая кресло чиновника, или являясь акционером крупной компании.

Но все же большинство участников ОПГ кормили себя и свои семьи более традиционными способами: «крышеванием», отмыванием денег, мошенничеством, рэкетом, грабежами, сутенерством, заказными убийствами. Ведь и с такого рода бизнеса можно было получать немалые доходы.

Так, «волговская» преступная группировка, одна из крупнейших в стране, созданная уроженцами Тольятти, занималась перепродажей краденых деталей с местного автозавода «ВАЗ». Со временем под контролем ОПГ оказались половина отгрузки автомобилей предприятия и десятки дилерских компаний, с чего «волговские» имели доход свыше 400 млн. долларов в год.

Не менее масштабной была криминальная деятельность «солнцевской» ОПГ. Ей принадлежал авторынок «Солнцево», треть развлекательных заведений округа, а также услуги такси во Внуково, Шереметьево-2 и на Киевском вокзале. Одним из источников получения прибыли «солнцевских» был и рынок Горбушка, который они делили с «измайловскими». С одного продавца бандиты получали от 300 до 1000 долларов в месяц.

[custom_ads_shortcode1]

Низы

Каждая преступная группировка имела строгую иерархию, от которой зависело перераспределение доходов. В низу преступной цепочки обычно находилась молодежная банда. Ее «пешки» – это старшеклассники 15–16 лет («мальцы»), собиравшие дань со своих сверстников или младших школьников.

Что такое ОПГ и как они выглядели в 90-е

Это были или поборы за «крышу», или элементарный грабеж. Ежемесячные «взносы» от каждого школьника в пересчете на современные деньги составляли от 200 до 500 рублей. Себе «мальцы» почти ничего не оставляли, основную сумму они передавали вверх по иерархической цепочке.

Следующим звеном ОПГ были «пацаны», чей возраст колебался от 16 до 25 лет. Это была ударная сила банд, выполнявшая поручения «старших», начиная от «крышевания» школьников и охранных функций, заканчивая торговлей легкой наркотой и уличными побоищами за территорию. Нередко им доверяли участвовать в рэкете и убийствах.

Исходя из слов бывшего участника Бауманской группировки (Москва), один «пацан» ежемесячно приносил ОПГ в районе 4-5 тысяч рублей в перерасчете на нынешние деньги. У каждой даже небольшой группировки таких поставщиков было от сотни до тысячи.

Что такое ОПГ и как они выглядели в 90-е

Выше «пацанов» находились «бригадиры», контролирующие и координирующие деятельность молодежных банд. Их возраст, как правило, составлял от 22 до 30 лет. Именно они решали кого «крышевать», где грабить и сколько тот или другой член банды будет платить в «общак».

В подчинении у «бригадиров» находилось от 50 до 400 «пацанов». Главари молодежных банд аккумулировали все поступающие средства, себе они оставляли не более 7%, остальное передавали наверх.

[custom_ads_shortcode2]

Верхи

Основу верхней части ОПГ составляли так называемые «бойцы». Они уже не перечисляли деньги в «общак», а находились на содержании у криминальных «авторитетов». В перерасчете на современные цены в месяц они зарабатывали от 70 до 200 тысяч рублей. Дополнительный доход «бойцы» имели с награбленного имущества: машины, элитная мебель, импортная техника, драгоценности.

геннадий петров и александр малышев. топ 10 самых опасных опг 90-х

Сердцевиной преступных группировок являлась группа из 30-50 человек, которых можно назвать «менеджерами». Именно он занимались планированием всех операций и руководством «бойцов». Нередко «менеджеров» можно было встретить в совете директоров «крышуемых» фирм. По современным меркам их доход составлял 600-800 тысяч рублей в месяц.

Главари банд – «авторитеты» старались держаться в тени. В одной ОПГ их число не превышало 5-7 человек. Как правило, они принимали коллегиальные решения, касавшиеся жизненно важных вопросов деятельности группировки. В карманы «авторитетов» ежемесячно могло попадать до нескольких миллионов долларов, но и платили они за это дорогую цену, так как являлись главной мишенью для конкурирующих банд.

[custom_ads_shortcode3]

Статьи дохода

Криминальные группировки 90-х зачастую имели несколько главных статей дохода. Первая – это «общак»: средства, которые приносили младшие члены банды. В месяц «набегало» порядка 200 – 800 тысяч долларов. «Общак» преимущественно складывался благодаря средствам, полученным в результате выручки от мелкого вымогательства, кражи или угона автомобиля.

что такое опг

Вторая статья пополнения криминального бюджета – это, как правило, плановые мероприятия ОПГ: рэкет малого и среднего бизнеса, участие в приватизации и акционировании заводов, заказные убийства и ограбления банков. Все это приносило банде от 2 до 5 миллионов долларов в месяц.

Третий источник поступления средств – проституция, торговля наркотиками, оружием и азартные игры. Ежемесячно эта статья дохода давала от 3 до 9 миллионов долларов. Нужно заметить, что сутенерство было не в чести у преступных сообществ. «Позорным» делом занимались или мелкие ОПГ, или те, кто оказался на мели.

Последняя и самая жирная статья дохода – это участие верхушки ОПГ в легальном бизнесе в качестве инвесторов или акционеров, в том числе и создание собственного дела. Чаще всего это рынки, магазины, автосалоны и казино. Размер дохода здесь зависел от масштаба предприятия и мог достигать нескольких десятков миллионов долларов в месяц.

[custom_ads_shortcode1]

Убийство по найму

Отдельной статьей дохода можно назвать заказные убийства, или, как именует их подполковник уголовного розыска МВД России Игорь Шутов, убийства, совершенные по найму. Чаще всего, по словам, сотрудника МВД, убивали из-за машин, квартир и денег на счету. Однако громкие заказные убийства, как правило, своей целью ставили запугивание или месть.

Расценки за убийство по найму был самые разные. Так, киллер казанской группировки «Жилка» Алексей Снежинский рассказывал, как к нему обратились «некие серьезные люди», и предложили за 10 тысяч долларов организовать убийство условного «Саши-бандита». Сам Снежинский выступал в качестве организатора убийства, взяв себе 8 тысяч долларов, исполнителю заплатив 2 тысячи. По словам киллера, за более серьезное дело можно было запросить до 50 тысяч долларов.

В Москве, по заявлениям бывших членов ОПГ, за убийство были самые высокие расценки – в среднем 25 тысяч долларов. Заказать известную «медийную» фигуру стоило гораздо дороже. Так следствие установило, что только аванс за убийство журналистки Анны Политковской (правда, оно было совершено после эпохи 90-х) обошелся заказчику в 150 тысяч долларов.

Тюрьмы и зоны – кузницы кадров для преступного сообщества. Именно бывшие зэки в 90-е годы были законодателями мод бандитского мира. На волю они перенесли и свои тюремные обычаи.

Одним из них было «коронование». Однако магия денег постперестроечного времени наложила на этот обряд свою печать. «Корону» можно быдло купить за деньги.

За очень большие деньги. Если раньше, чтобы достичь статуса «вора в законе» нужно было пройти суровую тюремную школу, заслужить непререкаемый авторитет, то теперь все решал размер кошелька. Особую популярность покупка вожделенного статуса приобрела у лиц кавказкой национальности.

Тем не менее, главные правила, которыми руководствовался «вор в законе» оставались незыблемыми: «законник» требовал абсолютного подчинения себе всех нижестоящих структур, он никогда не признавал своей вины перед законом и должен был всегда оказывать поддержку братве. На воле «авторитеты» старались заботиться о кадрах. Некоторые из них создавали «воспитательные лагеря» для трудных подростков и беспризорников, финансировали молодежные спортивные клубы и секции.

Неизменной в 90-е остались и сферы интересов «законников»: игорный, ресторанный и гостиничный бизнес, наркоторговля, автосервис и драгоценные металлы. Иногда основной список дополнялся торговлей недвижимостью и даже каким-нибудь легальным делом. Бюджет «общаков» создаваемых «ворами в законе» тогда можно было сравнить с активами наиболее крупных банков Российской Федерации.

В подобной классификации неизбежна вариативность: определять ли степень влияния российских организованных преступных группировок «лихих 90-х» по количеству трупов, которые они за собой оставили или по географии «покрытия» ими разного рода промпредприятий, других объектов бизнеса, масштабам сращивания с властью. Впрочем, чаще всего обе эти составляющие деятельности отечественных ОПГ «органично» дополняли одна другую.

[custom_ads_shortcode2]

Тольяттинская мафия

«Волговскую» ОПГ основали два сотрудника тольяттинской гостиницы «Волга» Александр Маслов и Владимир Карапетян. Группировка начинала с продажи ворованных запчастей, производимых на знаменитом «ВАЗе», а затем, в процессе разрастания преступного сообщества, увеличивались его влияние и криминальная прибыль – бандиты стали контролировать значительную часть отгружаемого с завода транспорта, под их колпаком находились многочисленные дилерские компании, связанные с «ВАЗом». Ежегодные доходы «волговских» исчислялись полумиллиардными суммами.
Монополия этой ОПГ в контроле над автомобильным концерном не давала покоя другим бандам – в начале 90-х в Тольятти начались криминальные войны за передел сфер влияния. На «волговских» наехала бригада Владимира Вдовина («Напарника»), Маслова убили. Его место занял Дима Большой (Дмитрий Рузляев). Некоторое время, поддерживаемый в войне с Напарником силовиками и другими тольяттинскими группировками Рузляев продержался, но в 98-м расстреляли и его. К началу «нулевых» большую часть «волговских» либо перестреляли, либо пересажали, и банда прекратила свое существование.

[custom_ads_shortcode3]

Главный Слон, возможно, еще жив

«Слоны» в свое время на протяжении нескольких лет практически держали всю Рязань. Также, как и у «волговских», у «слонов» поначалу было два лидера, Николай Максимов («Макс») и Вячеслав Ермолов («Слон»). И одного, Макса, тоже сравнительно быстро расстреляли в бандитских разборках. Враждовали «слоны» с «айрапетовскими» (еще одна рязанская ОПГ). Трупов с обеих сторон было немеряно.
В 1996 году «слонов» окончательно прижали, большую часть оставшихся в живых влиятельных членов банды осудили на значительные сроки. А вот сам Слон скрылся. Ходят слухи, что он обитает в одной из европейских стран.

[custom_ads_shortcode1]

Бандитский Петербург

Говорят, знаменитый отечественный многосерийный фильм с одноименным названием снимался по мотивам истории деятельности «Тамбовской» ОПГ, «окучивавшей» Санкт-Петербург в 90-е и в начале «нулевых». Возглавляли группировку выходцы их Тамбовской области Владимир Барсуков (Кумарин) и Валерий Ледовских. В ОПГ входили их земляки и бывшие спортсмены.

Начав с крышевания «наперсточников», группировка постепенно стала заниматься рэкетом. Банда имела связи во власти и правоохранительных органах, круг ее интересов был обширен – ОПГ контролировала игорный бизнес, проституцию, экспорт древесины и импорт оргтехники… Со временем «тамбовские» начали легализацию капиталов, нажитых преступной деятельностью. За беспредельное влияние в городе Кумарина называли «ночным губернатором».

С началом «нулевых» былое влияние банды пошатнулось, начались аресты. Барсукова-Кумарина приговорили к 23 годам, обвинив его в покушении на убийство предпринимателя. Затем добавились другие обвинения, в том числе, в заказе убийства депутата Галины Старовойтовой.

вячеслав ермолов. топ 10 самых опасных опг 90-го

[custom_ads_shortcode2]

«Солнцевские»: международная мафия

Это одна из самых масштабных отечественных преступных группировок, зародившаяся в одноименном районе российской столицы еще в конце 80-х. «Солнцевские» довольно быстро подмяли под себя другие московские банды, помельче. Стартанув с рэкета, они перешли к контрабанде наркоты, наладив для этого контакты в Штатах, в странах СНГ. Также «солнцевские» похищали и убивали людей, немалые доходы им приносили вымогательство и продажа оружия. Используя «дружественные» банки, бандиты заключали фальшивые контракты с подрядчиками госпредприятий, и поимели с этого многомиллионную прибыль.
«Солнцевские» вложили деньги в несколько десятков крупных предприятий разных сфер деятельности – гостиницы, объекты торговли. Некоторые лидеры ОПГ здравствуют и сегодня, занимаются бизнесом и благотворительностью. Но о прошлом они, понятное дело, вспоминать не хотят, напротив, предпочитают от него всячески откреститься.

[custom_ads_shortcode3]

Наш ответ Сталлоне

Лидером одной из самых влиятельных столичных банд 90-х был бывший тракторист Сергей Тимофеев, внешне походивший на знаменитого западного актера боевиков. Он сколотил банду из крепких ребят в Орехово-Борисово во второй половине 80-х годов. Вобрав в себя «медведковских» и «курганских», «Ореховская» ОПГ превратилась в мощную криминальную организацию.

«Ореховские» держали под собой десятки банков ЦФО, их интересы простирались на торговлю драгметаллами и алмазами и присутствовали также в сферах оборота недвижимости и нефти. В 1994 году шикарный по тем временам «Мерседес-600» вместе с его хозяином Сильвестром взорвали. Место главаря банды занял Сергей Буторин («Ося»).

В составе ОПГ были такие знаменитые киллеры, как Александр Солоник («Саша Македонский»), Алексей Шерстобитов («Леша-Солдат») и Александр Пустовалов («Саша-Солдат»), на совести которых десятки жертв. Одно из самых резонансных заказных убийств «ореховских» – устранение Шерстобитовым Отари Квантришвили.

Солоника убили свои же, «солдаты», как и вся верхушка ОПГ, сейчас сидят в тюрьме. «Леша-Солдат» в неволе написал уже несколько автобиографических книг.

Что такое ОПГ и как они выглядели в 90-е

Источники:

Вам также может понравиться